Меню
Модели
Меню
Porsche - Внутренний крутящий момент

Внутренний крутящий момент

Альпинист Томас Бубендорфер успешно использует философию Porsche Intelligent Performance в своей профессии: поступать умно в предлагаемых обстоятельствах.

Походы Томаса Бубендорфера, один ли он или в составе группы, всегда заканчиваются самоанализом. Вот и сейчас, высоко над Лазурным берегом и бухтой у мыса Ферра, все то же самое. Мы идем по следам Фридриха Ницше, который ходил в Эз, чтобы писать там «Так говорил Заратустра», свою «Книгу для всех и ни для кого». Мы взбираемся по крутой, каменистой тропе. Macan был бы здесь в самый раз. Но он остался внизу, в Монте-Карло, чтобы сверкать и привлекать внимание. Здесь, в вышине, из скал растут сосны, и нельзя сбиваться с размеренного шага. Для альпиниста Бубендорфера, который, будучи самым молодым в своей профессиональной касте, в одиночку лазал по альпийским скалам, этот поход не более, чем разминка. Казалось бы. Выглядит он отлично, несмотря на свои 52 года. Физически вполне силен. Но он относится к этому путешествию отнюдь не беззаботно. И дело не в скорости и не в степени трудности маршрута. Дело в движении, как это и завещал Ницше: «Иди своим путем». Австриец Бубендорфер вдруг останавливается на крутом повороте тропы и, оборачиваясь к спутникам, произносит: «Правильный темп каждый должен определить для себя сам». И рассказывает о менеджерах, которые, присев здесь, неожиданно почувствовали то, что никогда раньше не ощущали: «Это было ощущение того, что дарило им благодать».

Коронный номер австрийского скалолаза — восхождение по замерзшим водопадам, как здесь в Конье, долине Аоста
Поспевать за спортсменом-экстремалом довольно трудное дело — и для тела, и для головы

Томас Бубендорфер своего рода инженер человеческих эмоций. И не случайно он давно ездит на Porsche, как не случайно и то, что он выступает в музее Porsche и перед менеджерами компании. С горных вершин мира он принес с собой гораздо больше, чем только сногсшибательные фотографии. Свой опыт, стратегию и результаты исследований он сконцентрировал в программе, которую назвал Intelligent Peak Performer, где «пик» — это вершина. Разработанные им приемы умного развития человеческого потенциала для высоких достижений при одновременном бережном обращении с внутренними ресурсами обнаруживают поразительные параллели со стратегией достижения эффективности и мощности производителя спортивных автомобилей, получившей название Porsche Intelligent Performance. У Porsche она означает разработку общей концепции, в которой гармонично и хитроумно сочетаются динамика и эффективность, мощность и безопасность, спортивность и универсальность использования. Бубендорфер: «Porsche отвечает за внешний аспект водителя, я — за внутренний».

Тот, кто думает, что сейчас начнется милая беседа поклонников спортивных автомобилей, будет разочарован. Скорее даже ошеломлен. «Многие люди лучше знают свой автомобиль, нежели свой организм». Это, конечно, провокация, но провокация сознательная. Томас Бубендорфер знает, что такое экстремальные ситуации, и не только что касается гор. Ему знакомы высокие требования и вызовы, с которыми сталкивается современный человек. Подобно тому, как инженеры Porsche используют опыт автоспорта в моделях для обычных дорог, скалолаз переносит свои сложившиеся в горах взгляды на будничную жизнь. Силы у человека может быть достаточно, разъясняет он, ее только надо использовать в нужное время и прилагать в нужном месте. Высвободившийся потенциал автоматически повысит качество жизни. Взяв ответственность за себя, человек, в конечном счете, обретает также веру в себя. Во многом это вопрос равновесия. Мы продолжаем наш путь, а Бубендорфер формулирует: «Поступать умно в предлагаемых обстоятельствах».

Свой внутренний путь нашел в Приморских Альпах также философ — и отобразил сие в своем произведении «Так говорил Заратустра»

Этому человеку, чьи жизнь и везение порой висели на двух или трех пальцах, ведомы и сомнения, и отчаяние. Он ценит это невероятное чувство свободы — оставаться в одиночестве. Согласно его учению, способность принимать для себя правильные решения, во многом связано с внутренним чувством готовности. Внутренним крутящим моментом, говоря автомобильным языком. И притом «умным» моментом. Сочетание спорта и философии, которое отображено во многих его книгах, берет свое начало в одном очень давнем случае. Томасу тогда было 15, он ежедневно по 300 раз подтягивался на перекладине, мог пробежать 40 километров. Однажды его дед, стоя на пороге, спросил: «А что ты сделал для своей головы?» Томас ответил, что с утра был на уроках в гимназии, но дед не отступал: «Ты занимаешься спортом больше, чем другие. Но тогда ты и духовно должен больше развиваться». И Томас взял за правило читать по 100 страниц в день: он хотел отныне быть всегда готовым дать достойный ответ на вопрос деда.

Томас Бубендорфер считает, что правильное сознание часто должно быть прежде разбужено, чтобы произвести правильное действие. Держать себя и быть в форме, как автомобиль — снижать расход топлива, при этом постоянно повышая эффективность — вот его миссия. Понятие «баланс между трудовой и личной жизнью» может показаться кому-то данью моде, поэтому Томас сразу предупреждает: «Я не гуру». И не избавлен от ошибок, добавляет он. «У каждого человека есть слабые места, и он должен это разумно учитывать. Не надо слепо стремиться к совершенству». Кстати, в этом отличие человека от машины. В принципе, по мнению Бубендорфера, речь идет о постоянном движении вверх, не о мгновении счастья на вершине как цели. «Путь этот долог, и чем умнее я его преодолеваю, тем дольше я в состоянии делать это хорошо». Износостойкость и постоянство качества — в этом созвучие, если проводить параллель с автомобилем.

Работоспособность и эффективность — вот что ценит Томас Бубендорфер в Porsche. И не только сидя за рулем Macan

Он хочет быть проводником, и не только на тропе Ницше. Протянутая открытая рука гораздо свойственнее ему, чем поднятый вверх указательный палец. Томас по натуре человек веселый, но сразу становится серьезным, говория о томм, что внимание числа людей следует настойчиво обращать на важность регенерации организма. Это существенная составляющая его теории Peak Performer. Многих эта тема действительно тяготит, они не находят решения, так как жизнь требует от них всё большей отдачи. Человек находится в вечной гонке, 24 часа в сутки.

В повседневной жизни бывают не только победы. «У разумной эффективности совсем иное начало и индикаторы. Конечно, количественные показатели важны, будь то спорт или экономика», говорит он. «Но речь уже идет о большем, нежели древний олимпийский девиз «Быстрее, выше, сильнее». Речь о достижениях устойчивых, щадящих человека и природу и, таким образом, сохраняющих значимость не только сегодня, но и в будущем». По смыслу: спортивный автомобиль есть пример того, к чему стремится человек. Продолжая образное сравнение, мы теперь должны бы спуститься в гараж. Среди установок, которыми не устает поражать нас ориентированный на результат Бубендорфер, есть такая: «Предпосылкой достижения является покой. Никуда не годится, если подверженный стрессу, невысыпающийся человек вздумает часами гонять на мотоцикле или бегать по лесу». Говоря о важности быть отдохнувшим, он особенно подчеркивает, что глубокий сон должен предшествовать движению: «Понизьте число оборотов, и получите требуемый максимум, когда будет нужно».

Бóльшая работоспособность означает для инструктора полное включение всего потенциала, что для его клиентов дает прежде всего повышение эффективности и креативности. Звучит понятно, даже как-то слишком просто. Томасу Бубендорферу, который в 21 год уже прочел свою первую лекцию менеджерам, подобные сомнения знакомы. У него на семинарах поэтому мало красивых слов, зато много непреложных фактов. Проводимый в спорте высоких достижений лактатный тест обязателен для установления идеальной интенсивности сердцебиения при высоких нагрузках. Кроме того, есть метод измерения вариабельности сердечного ритма как своего рода предупреждения «перегорания на работе». Это нормально, когда «мотор» человека в промежутке между пульсовыми ударами ведет себя, по возможности, неспокойно. Что лишь на первый взгляд кажется парадоксальным. Так создаются спортивно-медицинские таблицы, в которых содержатся результаты, результаты собственной жизни.

«Всё сделать правильно, можно лишь обладая правильными знаниями», уверен Томас Бубендорфер. Искусный перформанс — своего рода инструкция для организма. Но лежит она не в отделении для перчаток. Ее можно открыть только в самом себе.


Крутая карьера

Горы с детства притягивали к себе Томаса Бубендорфера.

Ему было всего 16, когда Томас Бубендорфер уже вошел в историю альпинизма, как самый юный скалолаз, в одиночку покорявший сложнейшие скалы. Потом было более 100 соло- восхождений в австрийских Альпах. В 18 лет он прошел по одному из труднейших маршрутов в Альпах, взобравшись по 900-метровой Северо-Западной стене Чиветты в Доломитах и став вторым в одиночных восхождениях. Он одолел путь за четыре часа. Первым был Райнхольд Месснер, которому на это понадобилось семь часов.

В 21 год Томас Бубендорфер совершал в своем соло-стиле и без страховки восхождения на самые высокие, сложные и опасные скалы Альп — северные стены Маттерхорна, Эйгера и Гран Жораса (регион Монблан). Частично он взбирался на вершины вдвое быстрее предшественников, пользовавшихся страховкой. Потом было еще много невероятных маршрутов в одиночку — Южная стена Аконкагуа (3 000 м) в Андах, которую Бубендорфер первым покорил за один день и без страховки. Он сорвался всего один раз, в 1988-м, на съемках рекламы. Падение с 20 метров в каменистое ущелье: девять сломанных позвонков и голеностопный сустав.

Получив 35-процентную инвалидность, Томас не отказался от трудных маршрутов. В последние двенадцать лет он специализировался в ледолазании по замерзшим водопадам, совершал первовосхождения в Гималаях, ходил экстремальные зимние маршруты. С 2000 года с различными напарниками ему удались более 30 чрезвычайно сложных первовосхождений в Альпах и Тибете. На скалах он проводит до 120 дней в году.

www.bubendorfer.com

Текст Элмар Брюммер
Фото Гюнтер Гёберль, Лоренцо Белфронд для GRIVEL, Штеффен Ян